Распределение и перераспределение факторов и доходов для снижения экономического неравенства (часть II)

Распределение и перераспределение факторов и доходов для снижения экономического неравенства (часть II)

Просмотров: 516

Скачиваний: 137

Часть II

Регулирование рыночного распределения экономических факторов

Сегодня редко встречаются экономисты, придерживающиеся идеи госу- дарственного планирования распределения и перераспределения ресурсов и капитала, поскольку общепризнано, что движущей силой развития экономи- ки является свободная рыночная конкуренция. И мы присоединяемся к числу тех, кто убежден, что только рынок способен обеспечить оптимальное, на- пример, с точки зрения общества, максимизирующего национальный доход, распределение и использование экономических факторов. Однако также из- вестно, что рынок не гарантирует наилучшее с точки зрения эгалитаризма распределение результатов. Поэтому компромиссным решением проблемы является минимально-допустимое участие государства в регулировании ры- ночного распределения экономических факторов. Выше приводился принцип для обоснования критерия, позволяющего измерить такое участие.

Размер национального дохода зависит от количества и качества (уровня квалификации) имеющихся в экономике трудовых ресурсов, количества и качества основных фондов, природных ресурсов, производственных и управ- ленческих технологий и множества других факторов. За экономические фак- торы идет конкуренция между участниками рынка. Капитал и ресурсы, со- единяясь бесчисленными вариантами их рыночных комбинации, в конечном итоге определяют размер и структуру валового внутреннего выпуска. Два участника рынка - государство и монополия создают отрицательные экстер- налии для рыночной конкуренции, следовательно, они препятствуют разви- тию предпринимательства, сокращая количество доступных качественных экономических факторов.

Физический капитал должен функционировать в развитой системе частной собственности, иначе цивилизованное рыночное хозяйство будет нежиз- неспособно, и, напротив, расцветет теневая экономика. Эрнандо де Сото убедительно доказывает, что «… многие из проблем развивающихся рынков по- рождаются главным образом фрагментарностью отношений собственности и отсутствием стандартных норм, без которых не может быть продуктивного взаимодействия активов и агентов хозяйственной деятельности, а правительства не в состоянии править, опираясь на силу закона [Эрнандо де Сото, стр. 78-79]. Рынок дает сигналы собственникам капиталом, чтобы те приняли решение касательно эффективного использования, однако нельзя утверждать, что частная собственность всегда используется эффективно. Неэффективное использование капитала приводит к снижению национального дохода, поэтому оправдано применение регулирующих мер (налогообложение, банкротство и др.), способствующих либо повышению производительности капитала, либо смене собственника. Иными словами, государство должно регулировать рыночное распределение ресурсов, создать системы, которые позволят экономике адаптироваться к непрерывным изменениям в структуре разделения труда, и конечным итогом будет снижение неравенства.

Налогообложение регулирует как рыночное распределение ресурсов и капитала, так и первичных доходов. Каким должен быть принцип налогооб- ложения экономических факторов и первичных доходов? Сторонники эгали- таризма считают справедливым прогрессивное налогообложение, когда вы- сокие доходы облагаются более высокими ставками, чем низкие первичные доходы. Естественно, последователи классического либерализма выступают против прогрессивных ставок, и обосновывают это тем, что «… принцип прогрессивного налогообложения в целом противоречит принципу равенства перед законом» [Хайек Ф., 2011, стр.354]. Нам ближе принципы эгалитариз- ма, но свои аргументы в пользу прогрессивных ставок строим исходя из реа- лий современного Казахстана, где в 1990-х годах приватизация государст- венной собственности проводилась «на скорую руку» и привела к резкой дифференциации населения по размерам частной собственности на активы. Городское население оказалось в выигрыше по сравнению с сельским, а сельское население, получив раздробленные на части производственные ак- тивы некогда цельных хозяйств за короткий период времени стало «банкротом». И сегодня сельское население остается наименее капитализированным, что обусловливает большинство его социальных проблем.

Но и у городских собственников капитала не все в порядке. Существуют многочисленные приватизированные предприятия с изношенными и морально устаревшими основными фондами, деятельность которых низкорента- бельно, но это не особенно беспокоит собственников, ожидающих лучших времен. Статистика не имеет информации по таким предприятия, но они ре- ально существуют и снижают общую эффективность экономики. Однако имеются достаточно рентабельные активы, подавляющая часть которых относится к горнодобывающим отраслям промышленности, по сути строящим свой бизнес на присвоении природной ренты. Понятно, что такие активы ока- зались в руках «удачливого меньшинства». Быстро исправить ситуацию ма- ловероятно (без масштабных реформ), но необходимы меры по регулированию рыночного распределения капитала. Поэтому на современном этапе ак- туально не только прогрессивная дифференциация налоговых ставок, но и увеличение ставок налога на капитал.

Государство, обладая легитимным правом собственности на природные ресурсы, непосредственно распределяет их через тендера, которые признаются рыночным механизмом. Затем вводит специальные налоги, например налог на добычу полезных ископаемых с тем, чтобы получить свою долю природной ренты. Существуют различные схемы и принципы использования доходов от эксплуатации природных, среди которых наиболее примечатель- ным является трансформация финансового капитала в капитал физический. То свойство природных ресурсов, что они с момента извлечения из недр тут же превращаются в товар и могут потребляться без остатка, равно как и доходы от их реализации, обусловливает целесообразность инвестирования части доходов в физические активы, приносящие доходы долгосрочном периоде. При этом наиболее продуктивными направлениями инвестирования являются модернизация и диверсификация действующих производств.

В связи с доминированием в реальном секторе горнодобывающих от- раслей промышленности, нельзя оставлять без внимания феномен известный как ресурсное проклятие . Мы убеждены, что этот недуг поразил экономику Казахстана, и, к сожалению, государством не предпринимаются решитель- ные меры по минимизации негативного влияния. Считаем, что в данной сфе- ре необходимо установление строгого правового порядка по регулированию рыночного распределение и государственного перераспределения ресурсов и первичных доходов, в частности определение квот на добычу полезных ископаемых, правил рационального недропользования, тарифов на услуги есте- ственных монополий, правил ценообразования и др. Например, увеличив же- лезнодорожные тарифы на перевозку отдельных видов сыпучих грузов (уголь, руда и концентраты), государство сделает низкорентабельными или вовсе нерентабельными многие компании горно-металлургической отрасли, что приведет к новому распределению ресурсов и доходов в промышленно- сти. Или повысив экологические требования на выбросы СО2, государство обусловит рыночное перемещение капитала из углеродных в «зеленые» про- изводства. Таким образом, государство может регулировать рыночное рас- пределение ресурсов и капитала в пользу тех сфер экономической деятельно- сти или отраслей промышленности и их сегментов, которые, по его мнению, принесут больший социальный и экономический эффект в целом для общества. Эти меры полезны как вклад в систему мер по снижению негативного влияния «ресурсного проклятия».

Важным экономическим фактором является человек наделенный спо- собностями к деятельности, поэтому он в разных ипостасях выступает или ресурсом, или капиталом. Совокупность людей на рынке труда мы называем трудовыми ресурсами , и эта же совокупность для экономики служит капита- лом, именуемым труд . Разница тонкая и не имеет большого значения в кон- тексте нашего анализа. Но есть существенная разница между трудовыми ре- сурсами и человеческим капиталом; последний определяет качество трудовых ресурсов и в узком смысле слова означает индивидуальные способности человека. Ниже мы будем говорить только о человеческом капитале.

Человеческий капитал подчиняется всем рыночным законам: приносит доходы в условиях свободной конкуренции, реагирует на ценовые сигналы. Для человеческого капитала ценовым сигналом служит заработная плата. Неслучайно в нашей стране нефтегазовый сектор, горно-металлургическая промышленность и государственная служба наиболее притягательны для людей, желающих получать высокие доходы. Большинство молодых людей обладающих хорошими способностями стараются получить высшее образование, желательно за рубежом, необходимое для трудоустройства в указанных сферах. Поэтому наблюдается обилие экономистов, юристов или просто менеджеров при остром дефиците учителей, врачей, специалистов сельского хозяйства и тем более технологов.

Регулярно оплачиваемая работа в последние годы для людей становится редким благом, и это связано с тем, что мир по выражению Томаса Фридмана становится «жарким, плоским и многолюдным» [Фридман Т., стр.37]. Занятость уже не может служить входным билетом в систему социального страхования и социальной защиты. Для компании рабочая сила всего лишь ресурс и она способна повлиять на предложение рабочей силы, формируя спрос на конкретное количество специалистов требуемой профессии, посылая со- ответствующие ценовые сигналы. Люди реагируют и предпринимают адекватные меры по повышению своей квалификации или приобретая новую специальность. В целом каждый человек развивает свои способности, что принято называть формированием человеческого капитала. Такое подробное изложение по сути тривиального процесса здесь приводится для пояснения одного важного момента: человек должен иметь две возможности: во- первых, развивать свои способности, во-вторых, реализовать (применить на практике) свои способности. Только так, используя две возможности, он по назначению использует свои способности – на создание благ и получение первичного дохода. Это и есть главная особенность любого капитала, в том числе и человеческого.

Современные тенденции роста капитализации компаний, масштабы ко- торых начали стремительно расти с середины прошлого столетия, вносят су- щественные коррективы не только в структуру экономики, деля ее условно на две части, но и на характер рыночной конкуренции. В мире возникли крупнейшие, как правило, диверсифицированные (многоотраслевые) корпо- рации, число которых не превышает 1000 единиц, и они контролируют зна- чительную долю мировых запасов природных ресурсов и капитала. Джон Гэлбрейт называет индустриальной системой ту часть национальной эконо- мики, которая представляет собой «… мир корпораций быстро развиваю- щихся в техническом отношений, обладающих огромными капиталами и сложной организационной структурой» [Дж.Гэлбрейт, стр. 27]. Он подчерки- вает, что индустриальная система является определяющей чертой нового ин- дустриального общества. Крупному капиталу теперь не важно, где он нахо- дится, в Туссоне, Магдебурге, Урумчи или Джезказгане; он может влиять на сверхдалекие расстояния при наличии свободной торговли.

Аналогичные тенденции наблюдаются и в нашей стране, но большей частью в горнодобывающем сегменте промышленности. Высока природная рента от добычи природных ресурсов, прежде всего углеводородного сырья, привлекает иностранные транснациональные компании инвестировать в Ка- захстан для создания своих подразделений, но на выгодных для себя услови- ях, например, возмещение инвестиций. В результате страна имеет не только сырьевую специализацию реального сектора экономики, но и отток капитала в огромных масштабах. Более того, доминирование иностранного капитала в структуре промышленности неминуемо приводит к активному внешнему влиянию на темпы и направления индустриализации. Как известно, «подав- ляющее большинство крупнейших компаний горнодобывающей промыш- ленности и металлургии, создающих в совокупности более 22% ВВП, явля- ются или подразделениями ТНК, или находятся в долгосрочной концессии у нерезидентов, или контрольный пакет акций принадлежит гражданам зару- бежных стран» и более того «… принятие хозяйственных решений осущест- вляется в штаб-квартирах, расположенных за пределами Казахстана» [Кажы- кен М., стр.74].

Теперь большим владеют «немногие», а малым довольствуется боль- шинство. Одним из всесильных участников отечественного варианта индустриальной системы становится субъект, наделенный государственной властью или приближенный к ней. Стремительное возвышение отдельных компании и вхождение в ряд крупных корпораций не происходило без «доброй воли» или без скрытого участия государственных служащих высшего эшелона власти. Сговор и продвижение узких интересов присутствует в каждом крупном слиянии или поглощении. Защищая свободный рынке как систему оптимального распределения экономических факторов мы не должны упускать из внимания эти и другие реалии, которые серьезно препятствуют развитию экономики.

Повторим, что свободная рыночная конкуренция приводит к наилучшим результатам распределения ресурсов и капитала с точки зрения экономической эффективности. Этот постулат экономической теории в основном подтверждается действительностью. Рыночные силы продвигают ресурсы и капитал туда, где они будут применены наилучшим образом в интересах и производителей, и потребителей. Однако существуют шероховатости в закономерностях рыночного распределения. Строгое следование принципам свободного рынка может привести (как правило, приводит) к крайним позициям экономического неравенства: нищета и сверхбогатство. Мы не считаем, что только рынок причастен к такой несправедливости, но убеждены, что меры государственного регулирования распределения ресурсов и капитала может снизить неравенство. И это нисколько не противоречит принципам либеральной экономики, если направлено на реализацию принципа «равных возможностей для всех». Для этого государство должно установить правовой порядок, другими словами, прозрачные и справедливые правила игры, не ущемляющие права одних участников и не предоставляющие преимущества другим. Тогда главная задача государства будет заключаться в создании и поддержании условий, необходимых для эффективного рыночного распределения экономических факторов.

Перераспределение первичных доходов

Человек или семья могут оказаться в ситуации, что не способны самостоятельно обеспечить себя доходами в объеме достаточном для нормальной жизнедеятельности. Могут быть различные причины. Например, инвалидность или временная нетрудоспособность, потеря кормильца или иные трудные жизненные ситуации, связанные с независящими от них причинами (стихийное бедствие, пожар и т.д.). Некоторые люди могут иметь низкий уровень доходов, соответственно низкий уровень жизни по своей вине, например, недостаток усилий и стремления для реализации возможностей, не- достаточная предприимчивость и др. Независимо от причин каждый отдельный случай обусловливает разрыв между фактическими доходами и необходимыми расходами субъекта, его потребностями и возможностями в потреблении. Итак, экономическое неравенство, выраженное в разных уровнях благосостояния людей или социальных групп – объективная действительность, причиняющая, по крайней мере, моральный дискомфорт в обществе.

В условиях рыночной экономики благосостояние человека зависят в значительной степени от его собственных способностей и прилагаемых усилий по их надлежащему применению, поэтому в неудачах человек должен винить в первую очередь себя. Вместе с тем не все зависит от человека; известно, что если у человека нет возможностей развивать или реализовать свои способности, то у него мало шансов достичь желаемого уровня жизни, или даже принятого в обществе стиля жизни. Иными словами человек должен иметь право на возможности развивать и реализовывать свои способности, и именно эти аспекты благосостояния решаются посредством перераспределения как экономических факторов, так и первичных доходов.

Либеральные мыслители нашли в распределительной парадигме способ достижения всеобщего благосостояния - механизм распределения доходов и материальных благ. Сегодня мы знаем, что попытка континентального либерализма решить все социальные проблемы (бедность, неравенство) путем перераспределения, главным образом материальных благ, была наивной иллюзией. Этот подход основывался на идеях классиков утилитаризма, в том числе Джона Стюарта Милля, которые соединили понятия распределительной и социальной справедливости. Впоследствии идея более справедливого распределения благ стала принципом социализма, поэтому до сих пор прослеживается генетическая связь между социалистами и либеральными демократами. Перераспределение имеет две стороны: одна – изъятие части первичных доходов путем налогообложения, вторая – бесплатное предоставление общественных благ и социальных услуг через государственные программы. Масштабы перераспределения зависят от политических решений в ответ на ожидания населения, поэтому различаются в широком диапазоне. Политические вопросы перераспределения выходят за пределы темы настоящей статьи, по- этому мы сконцентрируем внимание на экономических аспектах – налогообложение и социальные расходы государства.

Выше мы отмечали, что человеческий капитал имеет два измерения:

  • совокупность способностей индивида, приобретенных в процессе обучения и профессиональной деятельности;
  • интегральный показатель, характеризующий обобщенное качество трудовых ресурсов экономики, в которой отражаются уровень образования, производительность, состояние здоровья и другие качественные показатели.

В каждом из измерений человеческий капитал представляет собой способности человека или трудовых ресурсов к активной деятельности по созданию благ. Чем выше качество человеческого капитала, тем больше объем и качество создаваемых благ, следовательно, выше благосостояние общества, поэтому одной из задач перераспределения является обеспечение развития способностей человека. Основными факторами развития способностей вы- ступает система образования, прежде всего ее подсистема профессиональной подготовки, поэтому важно предоставить человеку возможность получить качественное образование по своему выбору. Это чрезвычайно сложная задача и надо понимать, что образование должно быть преимущественно бесплатным, т.е. оплачиваться государством. Итак, мы приходим к выводу: для развития человеческого капитала необходимо предоставить индивиду возможность бесплатно или за минимальную плату получить качественное профессиональное образование, что требует перераспределения доходов общества.

Налогообложение – универсальный инструмент перераспределения час- ти первичных доходов для последующего использования в целях регулирования благосостояния человека. Налог затрагивают важные нормативные вопросы: у кого, каким образом и сколько изымать? Даже краткий ответ на эти вопросы может увести нас в сторону от обсуждаемой проблемы. Так, налогообложение таит в себе опасность негативного влияния на экономическую активность, результатом высоких налоговых ставок может стать снижение инвестиционной активности, физический износ капитала.

Вторая составляющая перераспределения – это государственные расходы. В ее основу мы кладем следующий принцип: создание равных возможно- стей для развития индивидуальных способностей. Принцип означает, что не любой трансферт удовлетворяет главную цель перераспределения – снижение экономического неравенства, а только тот, который позволяет человеку развивать свои способности и одновременно повышать благосостояние или снижать неравенство. Человек самостоятельно принимает решение о том, ка- кие способности ему развивать и до какой степени качества, но что касается возможностей, то они должны быть у всех равными, чтобы каждый мог выбрать себе тот вариант, который наиболее приемлем. Мы понимаем, что возможности трудно подстраивать под способности или желания каждого чело- века. Главное – предоставить всем равные возможности в рамках базовых социальных благ: образование, здравоохранение и социальная защита.

Социальная защита не способна существенно улучшить уровень жизни получателей финансовой помощи, не способна существенно сократить экономическое неравенство, но у нее нет такой функции. Она играет роль компенсирующего буфера между официально установленным минимальным уровнем жизни и фактическими доходами человека или семьи. Как известно казахстанская минимальная потребительская корзина не позволяет человеку рассчитывать не только на сбережения или приобретение товаров длительно- го пользования, но и ведение принятого в обществе стиля жизни. Очевидно, большинству населения теневой рынок дает возможность зарабатывать не учитываемые доходы и поддерживать уровень жизни на приемлемом уровне. Получатели адресной помощи так и остаются с низким уровнем благосостояния, не позволяющим развивать способности, человеческий капитал.

Удовлетворение запросов бедных слоев населения за счет социальных трансфертов имеет изъяны, проявляющиеся в сокращении усилий по развитию своих способностей и росте иждивенческих ожиданий. Мы предостерегаем от чрезмерного перераспределения в пользу элементарного потребления, и считаем целесообразным направлять значительные ресурсы на создание благоприятных возможностей людям, желающим повысить свои способности и стремящим найти способностям эффективное применение.

Выше говорилось, что существенным, с точки зрения масштаба результатов, средством снижения неравенства и создания равных возможностей является бесплатное предоставление услуг образования и здравоохранения. Почему? Потому, что человек получая бесплатно общественные блага, одно- временно получает возможность развивать способности, повысить потенциал и в целом позитивно изменить свое благосостояние. Нельзя утверждать, что чем выше объем базовых социальных благ, тем лучше для общества. Человек всегда будет нуждаться в услугах здравоохранения и образования, но госу- дарственный бюджет не в состоянии удовлетворить все запросы. Поэтому равный и справедливый доступ всех людей к определенному перечню базовых социальных благ создает почву для снижения экономического неравенства.

Никаких противоречий не вызывает перераспределение доходов внутри семьи. Доход, зарабатываемый одним или несколькими членами семьи, делится на всех. Его получают и те, кто зарабатывает, и те, кто не зарабатывает. Благосостояние и свобода индивидуумов в семье зависят от того, каким образом распределение семейного дохода согласуется с интересами и целями каждого члена семьи. Следовательно, внутрисемейное распределение дохода является ключевой параметрической переменной, связывающей индивидуальные достижения и возможности с общим уровнем семейного благосостояния. От правил распределения, которым следуют в семье (учитывая пол, возраст или насущные потребности), во многом зависят успехи и неудачи от- дельных членов семьи.

Теоретические вопросы перераспределения требуют глубокого изучения, не только в контексте экономической целесообразности или эффективности, но и с точки зрения справедливости . Справедливость не просто общечеловеческая ценность - это важнейший принцип регулирования отношений между субъектами касательно распределения и перераспределения благ, особенно, если у людей неравные естественные возможности и результаты. Принимая во внимание появление человека на свет в некотором конкретном положении в обществе Джон Ролз пишет, что «… для обращения со всеми людьми как с равными, для обеспечения подлинного равенства возможностей общество должно уделять больше внимания тем, кто имеет меньшие природные дарования и кто родился в менее благоприятном социальном положении» [Ролз Дж., стр. 97]. Однако беспристрастный рынок, как уже отмечалось, этически нейтрален, и его «этические провалы» вынуждены исправлять базовые институты. Поэтому и общество, и человек признают легитимным справедливое перераспределение, осуществляемое и контролируемое государством. Здесь чрезвычайно важно, чтобы легитимность исходила не только от решения демократического большинства, но и учитывала интересы и опасения меньшинства. На эту проблему общественного выбора обращает внимание Гордон Таллок, в частности отмечая, что в демократических государствах большинство может создавать издержки для меньшинства и зачастую так и делает» [Таллок К., стр.28].

Мы оставили без внимания роль сообщества в преодолении неравенства, возможности благотворительности. Не затронули такие существенные фак- торы, как реструктуризация экономики и миграция населения в регионы с более благоприятными для жизнедеятельности условиями, что имеет ряд положительных моментов: эффективно используются ресурсы, люди участвуют в экономической деятельности, меньше доходов перераспределяется через государственный бюджет. Это свидетельствует о многочисленности способов снижения экономического неравенства, которые не могут быть сведены только в две группы инструментов: распределение и перераспределение экономических факторов и первичных доходов.

Анализ последних высоких политических заявлений о строительстве общества всеобщего труда позволяет обоснованно опасаться недостижимости цели по целому ряду причин, среди которых на первом месте стоит отсутствие ее теоретической проработки, а уже потом идут весьма прозрачные проблемы, например, недостаточность материальной базы. Хотя обеспечение всеобщего труда вероятно как-то связано с занятостью и очевидно продиктовано стремлением к росту благосостояния и экономическому равенству, но реальные последствия могут оказаться опасными, поскольку чреваты потенциальными конфликтами между социальными и экономическими процессами. Стоит прислушаться к советам Амартии Сен, предлагающему «… с по- мощью эмпирического исследования выяснить, насколько последствия рас- ходов на социальные нужды действительно чреваты искажением стимулов с тем, чтобы разработать действенную социальную стратегию и установить оптимальный баланс между равенством и эффективностью» [Сен A., 2004, стр.132].

Заключение

Экономическое неравенство зависит от множества факторов и условий, устранение которых, имеет большее значение, чем перераспределение первичных доходов. Государство и общество, пусть в разной степени, но хотят изменить социальное и экономическое неравенство порожденное свободным рынком, сгладить максимумы и минимумы в распределении благ, которые, как уже отмечали, являются объективными результатами конкуренции. Как правило, люди предпочитают получить блага больше сами и уменьшить до- лю, которую нужно разделить с другими, поэтому требуется множество принципов для того, чтобы достичь наиболее приемлемого перераспределения. Эти принципы социальной справедливости: они обеспечивают соблюдение прав индивидов и обязанностей основных институтов общества, баланс интересов сторон при перераспределении благ и зол внутри социума. По этой причине справедливость как система норм, выступает хранителем социальной интеграции, является стержнем конструкции социума.

Возникают вопросы ответственности человека за свои проблемы. Нельзя не согласиться с Хайеком, что человеку «… легче сносить неравенство, если оно является результатом действия безличных сил. И оно сильно ранит достоинство человека, когда является частью какого-то замысла», прежде всего всесильного государства [Хайек Ф., 2010, стр.108-109]. Ничто не мешает государству помогать гражданам, ставшим жертвами непредвиденных событий, от которых никто не может быть застрахован. Более того, для снижения экономического неравенства не требуется наличия у государства широких полномочий, достаточно таких полномочий, которые обеспечат всем равный доступ к экономическим факторам, создающим возможности по развитию способностей. Хайек предупреждал, что «когда государство начинает осуществлять прямой контроль в той области, в которой не было достигнуто общественного соглашения, это приводит к подавлению индивидуальных свобод» [Хайек Ф., 2010, стр.108-109].

В заключение еще одна ремарка: капитал рождается, живет, но не умирает, а перерождается. Однако инфляция и экономический кризис приводят к его обесценению, поэтому еще одной задачей государства по сохранению и приращению капитал является поддержание макроэкономической стабильности.

Литература

  1. Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе / Пер. с англ. – М.: «Дело Лтд», 1994. – 720 с.
  2. Браун Дж. Больше чем бизнес / Пер. с англ. – М.: ООО «Юнайтед Пресс», 2011. – 355 с.
  3. Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество / Пер. с англ. – М.: ООО «Издательство АСТ»: ООО «Транзиткнига»; СПб.: Terra Fantastica, 2004. – 602.
  4. Кажыкен М. Структура экономики Казахстана: основные характеристики диспропорций и их причин // Экономика и статистика, 2011, №4, с.70- 78.
  5. Кейнс Дж. Избранные произведения: Пер. с англ. – М.: Экономика, 1993. – 543с.
  6. Кругман П . Кредо либерала / Пер. с англ. – М.:Издательство «Евро- па», 2009. – 368 с.
  7. Милль Дж . Основы политической экономии Т.1. / Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1980. – 148 с.
  8. Рикардо Д . Начала политической экономии и налогового обложения. В кн. Антология экономической классики. – М.: МП «ЭКОНОВ», «КЛЮЧ», 1993. – с. 397-473.
  9. Ролз Дж . Теория справедливости: Пер. с англ. Изд. 2-е. – М.: Изда- тельство ЛКИ, 2010. – 536 с.
  10. Сакс Дж . Конец бедности. Экономические возможности нашего времени / пер. с англ. – М.: Изд. Института Гайдара. 2011. – 424 с.
  11. Сен A . Развитие как свобода / Пер. с англ. - М.: Новое издательство, 2004. - 432 с.
  12. Социальная Европа в XXI веке / Под. ред. М.В.Каргаловой – М.: Издательство «Весь Мир», 2011. – 528 с.
  13. Таллок Г . Общественные блага, перераспределение и поиск ренты / Пер. с англ. – М.: Изд. Института Гайдара, 2011. – 224 с.
  14. Сэй Ж.-Б . Трактат по политической экономии / Пер. с англ.– М.: Дело, 2000. – 232 с.
  15. Фридман М. Капитализм и свобода / Пер. с англ. – М.: Новое изда- тельство, 2006. – 240 с.
  16. Фридман Т . Жаркий, плоский и многолюдный. Кому нужна «зеле- ная революция» и как нам реконструировать Америку / Пер. с англ. – М.:АСТ: Астрель, 2011. – 572. 17. Хайек Ф . Дорога к рабству / Пер. с англ. – М.: АСТ: Астрель, 2010. – 317 с.
Скачать