Есть ли основания снижать базовую ставку?

Есть ли основания снижать базовую ставку?

Регулятор объявит последнее в этом году решение по ключевому инструменту денежно-кредитной политики.

В понедельник, 14 декабря, Нацбанк объявит решение по базовой ставке, последнее по графику в этом году. Текущий уровень – 9,00% с процентным коридором +/-1,5 п.п. – был установлен в июле и подтвержден очередными решениями в сентябре и октябре. Сохранит ли регулятор свое решение в этот раз? Тем более не так давно вновь прозвучало мнение о том, что базовую ставку необходимо снизить, причем радикально – до 4-5%.

Коронавирус внес коррективы

Традиционно заседания технического комитета по денежно-кредитной политике проходят восемь раз в год. В этом году регулятору приходилось дважды принимать решения вне графика. 10 марта в качестве антикризисной меры против влияния внешнего фона (распространения коронавируса и резкого снижения стоимости нефти) Нацбанк поднял ставку с 9,25% до 12% и расширил процентный коридор с +/-1 п.п. до +/-1,5 п.п. «Соответственно, ставка по операциям постоянного доступа по предоставлению ликвидности составит 13,5% и по операциям постоянного доступа по изъятию ликвидности – 10,5%», – прокомментировали тогда в НБК.

Решение было неожиданным для рынка, эксперты прокомментировали, к чему может привести резкое повышение. Регулятор же держал значение в течение месяца и снизил уровень до 9,5% с расширение процентного коридора до +/-2 п.п. только 3 апреля (значение вступило в силу 6 апреля). Решение так же было внеочередным, регулятор объяснил его тем, что продолжительное удержание базовой ставки на уровне 12% «может оказать ограничивающий эффект на экономическую активность».

Отражает ли ставка состояние экономики?

Ведущий аналитик департамента консалтинговых услуг AERC Евгения Пак напомнила, что 20 июля ставка была снижена еще на 0,5%, до 9,0% (процентный коридор сузили до +/-1,5 п.п. – Ред.). «С тех пор базовая ставка сохраняется на этом уровне. Снижение ее с 12% до 9,5%, а затем и до 9% является ответом монетарной политики на шок в виде пандемии Covid-19», – поясняет спикер.

По ее словам, учитывая, что по итогам 2019 года инфляция в Казахстане составила 5,4%, а за январь-апрель 2020 года – 3,2%, у НБК был диапазон деятельности по снижению базовой ставки в ответ на кризис без риска бесконтрольного роста инфляции. «Такое смягчение действительно отвечает сложившейся макроэкономической обстановке, в частности, снижению объемов выпуска некоторых секторов экономики, напрямую пострадавших от мер введенного ранее чрезвычайного положения в целях предотвращения распространения Covid-19», – говорит эксперт.

Кардинально, но нереально

Отметим, что «выпады» в сторону базовой ставки делаются не впервые. В апреле мажилисмен Аманжан Жамалов высказывал мнение, что базовая ставка «потеряла свой смысл, она не определяет ставки по кредитам, не влияет на курс тенге». «Поэтому целесообразно начать ее поэтапное снижение, обеспечить работу процентного канала (когда базовая ставка влияет на ставку по кредитам) и восстановить кредитование», – говорил он тогда.

«У нас в стране не раз говорили о необходимости снижения базовой ставки, это вводит людей в заблуждение о пользе подобной меры, – комментирует Евгения Пак. – Акцент делается на том, что при снижении базовой ставки якобы доступнее станут кредитные средства для населения (хотя в стране и так много программ льготного кредитования). Неудивительно, что такие популистские заявления получают положительную оценку людей, не сильно разбирающихся в экономике. Но экономисты же сразу скажут, что такая мера не соответствует казахстанским реалиям».

Собеседница поясняет, что Нацбанк уже пошел на снижение базовой ставки, и мы видим, что с ее снижением уровень инфляции вырос до 7,3%, превысив таргетный коридор. «Дальнейшее снижение базовой ставки, тем более такое резкое (до 4-5%. – Ред.), полностью неадекватно. Это может привести к бесконтрольному росту общего уровня цен, и НБК придется снова поднимать базовую ставку, но уже существенно выше даже текущего уровня, чтобы обуздать рост цен. Такие «шоковые» изменения базовой процентной ставки нанесут вред экономике, подорвав доверие к проводимой монетарной политике, сведя к нулю все успехи, которых Нацбанк в этом вопросе уже добился», – считает эксперт.

Она отмечает, что непонятно вообще, как было посчитано, что нашей экономике нужна ставка именно в 4-5%. «Лично мое предположение, что эта цифра берется из практики текущей ключевой ставки в России (4,25%). Но у Казахстана и России, при всех существующих общих особенностях, есть и значимые различия. В частности, в последние годы остро обозначилось различие стран по уровню инфляции. Напомню, что по итогам 2019 года инфляция в России составила всего 3%, дав Банку России больше возможностей для действий с ключевой ставкой», – говорит аналитик, добавляя, что нельзя слепо «натягивать» чужой опыт проведения монетарной политики, не считаясь с реалиями нашей экономики.

Отметим, что в России цель по инфляции – 4%, в ноябре показатель составил 4,4%, с 27 июля действует значение ключевой ставки 4,25%.

Что предполагают эксперты

Евгения Пак перечисляет факторы, которые указывают на то, что у казахстанского регулятора сейчас нет оснований снижать базовую ставку.

Один из таких факторов – рост индекса деловой активности. «В четверг директор департамента ДКП НБ РК Жандос Шаймарданов дал комментарий относительно индекса деловой активности в Казахстане, по итогам ноября индекс вырос на 0,6 процентных пункта, до 49,4. Это внушает некоторый оптимизм в отношении постепенного восстановления экономики после пандемии», – говорит спикер.

Более того, по ее словам, складываются благоприятно и внешние факторы, в частности, рост цен на нефть марки Brent, что было обусловлено как решением стран ОПЕК+ (3 декабря они договорились увеличить добычу на 500 тыс. баррелей в сутки с января 2021 года. – Ред.), так и вышедшими данными Евростата об экономическом росте ЕС на 11,5% в третьем квартале 2020 года по отношению к предыдущему кварталу.

Отметим, что 10 декабря баррель североморской смеси добрался до $50, что является «психологической отметкой» в текущих условиях и самым высоким значением с 6 марта, когда начался обвал цен из-за того, что нефтедобытчики не сумели договориться по поводу соглашения о сокращении добычи.

«Все это не дает оснований для снижения базовой ставки. Мои ожидания, что ее значение будет на уровне 9,00%-9,25%, учитывая рост инфляции в ноябре до 7,3% в годовом выражении», – считает Евгения Пак.

Источник: inbusiness.kz