Почему локдаун в Шанхае - большой сигнал для мировой общественности

Почему локдаун в Шанхае - большой сигнал для мировой общественности

Штамм «омикрон» в крупнейшем экономическом хабе Китая распространяется быстрее, чем это было в Ухане

В марте текущего года количество случаев заражения Covid-19 начало резко расти в Шанхае, крупном экономическом хабе Китая. По масштабам и скорости заражения новым омикрон-штаммом кейс города Шанхая подлежит сравнению только со вспышкой вируса в Ухане в конце 2019 года. По состояния на 17 апреля Китай сообщил о 26,3 тыс. новых местных случаях заболевания, 23,5 тыс. из которых протекают бессимптомно. Случаи из Шанхая составили около 95% всех бессимптомных случаев в стране. В свою очередь, из 2,7 тыс. симптоматических случаев, зарегистрированных за сутки в Китае, 2,4 тыс. были из Шанхая, а 166 - из провинции Цзилинь. Есть также подозрение, что вспышка могла перекинуться в соседний Тайвань, где министр здравоохранения Чен Ши-чун на прошлой неделе сообщил, что число местных кейсов выросло до исторического максимума (1209 случаев в сутки) впервые с начала глобальной пандемии. При этом в ведомстве Тайваня считают, что ежедневные показатели заболеваемости, скорее всего, будут ухудшаться.

Основным источником заражений в Китае остаётся город Шанхай с населением около 26 млн человек, который попал под полную изоляцию 28 марта. Отчасти такая жесткая мера в отношении города связана с политикой «нулевого Covid» в Китае. По данным китайских властей, причинами шанхайской вспышки Covid-19 и последовавшего за ним локдауна являются:

- заражение окружающей среды вирусом (эволюционная ветвь BA.2 Omicron), переносимым завозными подтвержденными случаями;

- слишком медленный процесс изоляции пациентов, который начался в конце марта, хотя виток локальных эпидемий в Шанхае начался 1 марта;

- большинство случаев заражения оказались бессимптомными, а доля таких случаев, по последним данным, составляет 95%.

Так, по словам руководителя медицинской бригады в централизованном изоляторе в Шанхае Чэня Эрчжэня, масштабы этой вспышки больше, чем в Ухане, но тяжесть заболевания при этом ниже. Тяжесть штамма «омикрон» снизилась, но способность к передаче увеличилась, поэтому бессимптомных инфекций становится все больше, что увеличивает сложность контроля и создает большую нагрузку на систему здравоохранения.

Ключевым аспектом ужесточения санитарно-эпидемиологических условий в Китае является негативное влияние на экономику Китая и мировую экономику. В исследовании, учитывающем данные Китая за 2020-2021 годы, отмечается, что закрытие города на две недели приводит к снижению годового ВВП города на 2,7%. Если город будет закрыт на месяц, экономические потери составят примерно 4,5% годового ВВП города. В экстремальном же сценарии, при условии, что десятая часть городов Китая будет вынуждена закрыться на две недели, ВВП страны может потерять до 3,1% за месяц. Согласно другому исследованию от UOB Singapore, новая волна вспышки Covid-19 и массовые закрытия городов вкупе с высокими ценами на энергоносители и сырьевые материалы приведёт к снижению внутреннего и внешнего спроса в экономике Поднебесной. Ожидается, что рост ВВП Китая в этом году может замедлиться до 4,9%, а инфляция - вырасти до 2,9%. Между тем по итогам первого квартала 2022 года экономика Китая выросла заметно быстрее, чем ожидалось, но масштабный локдаун в некоторых регионах из-за Covid-19 ухудшает перспективы роста. Так, ВВП Китая вырос на 4,8% в первом квартале, после роста на 4% в последние три месяца 2021 года. В свою очередь, розничные продажи, показатель потребительских расходов упали в марте на 3,5% - впервые с июля 2020 года и хуже, чем прогнозируемое снижение на 1,6% - из-за введённых ограничений для борьбы с Covid-19. Наконец, в марте официальный уровень безработицы в стране вырос до 5,8% - самого высокого уровня с мая 2020 года.

Всемирный банк в своём региональном обзоре (Восточная Азия и Тихоокеанский регион) также выразил обеспокоенность относительно вспышки Covid-19 в Китае, который значительно повлияет на спрос и ограниченное воздействие на производство. Согласно базовому сценарию, прогнозируется замедление роста в регионе с 7,2% в 2021 году до 5% в 2022 году, что немного ниже, чем ожидалось в октябре 2021 года. Замедление роста будет происходить в основном за счет Китая, где рост замедлится до 5% в 2022 году после 8,1% в 2021 году. Опережающие индикаторы экономического давления вспышки Covid-19, в частности, на объемы экспорта Китая можно наблюдать на примере продолжающегося снижения индекса Shanghai Shipping Exchange Shanghai (Export) Containerized Freight Index, показателя фрахтовых ставок, до 4,349 на 1 апреля с пика в 5,110 в начале января. Проявляются также перебои в работе предприятий. Согласно индексу менеджеров по закупкам в обрабатывающей промышленности Caixin (PMI), в марте активность на предприятиях Китая упала до худшего уровня с начала пандемии. Индекс PMI указывает на сокращение активности в марте как в производственном секторе (48,1 против 50,4 в феврале), так и в секторе услуг (42,2 против 50,2 в феврале).

Важность Китая для мировой экономики обусловлена также статусом страны как крупнейшего импортера сырой нефти. Так, в 2021 году Поднебесная импортировала 513 млн тонн нефти, что составляет не менее 20% мирового импорта нефтепродуктов. Поэтому, при отсутствии прочих факторов, значительно влияющих на стоимость нефтепродуктов, локдауны в Китае означают снижение спроса на сырую нефть, а значит, увеличение предложения на рынке, приводящую к снижению цены. К примеру, в начале апреля, несмотря на продолжающуюся войну в Украине, известия о введении жестких локдаунов в Китае привели к снижению нефтяных цен ниже $100 за баррель. 

Начало пандемии коронавируса в Китае в конце 2019 года стало триггером беспрецедентного экономического кризиса в мировой истории, а в 2021 году мы увидели несколько новых волн (дельта- и омикрон-вариантов), что вынуждало страны ужесточать санитарные ограничения в ущерб экономической активности. Очевидно, новая волна омикрон-варианта в Китае, отличающегося большей заразностью в сравнении с предыдущими штаммами, является большим риском для мировой экономики. Введение или ужесточение ограничительных мер в большинстве стран вновь замедлит восстановление мировой экономики и потребует от государств принятия мер финансовой поддержки населения и бизнеса. Поэтому проактивное реагирование на вопросы борьбы с возможной вспышкой Covid-19, как в Китае, поможет странам, особенно близлежащим, подготовиться к стрессовой ситуации и избежать локдаунов, а также закрытия экономики.   


Галымжан Айтказин, экономист, генеральный директор AERC Beta LLP, автор телеграм-канала Tengenomika.

Жулдыз Нурбек, стажер-аналитик AERC

Источник: Forbes.kz