Вырастет ли экономика? Обо что могут разбиться надежды Руслана Даленова

Вырастет ли экономика? Обо что могут разбиться надежды Руслана Даленова
На днях на пленарном заседании сената министр национальной экономики РК Руслан Даленов поделился своим прогнозом роста ВВП Казахстана на ближайшие пять лет. По его словам, при базовом сценарии среднегодовой рост экономики составит 4%, а реальный – 2,8%. Глава нацэкономики надеется на 4,6% в 2025 году и номинальный рост ВВП с 76,7 трлн в 2021 году до 104,8 трлн в 2025. При этом Даленов поделился факторами, которые учитывались при подготовке прогноза. Это отчетные статистические данные о ВВП за 2019 год, итоги развития экономики за январь-июль текущего года, обновленные прогнозы роста мировой экономики и тенденции на мировых товарных рынках.

О чем на самом деле говорят итоги прошлого года

На самом деле, по итогам 2019 года рост ВВП составил 4,5%. Темпы роста строительной отрасли – 12,9%, торговли – 7,6%, связи – 5,2%, транспорта – 5,1%, обрабатывающей сферы – 4,4%, горнодобывающей отрасли – 3,7%. Реальные доходы населения выросли на 5,5%, инвестиции в основной капитал – на 8,5%, товарооборот составил $97 млрд. Инфляция — 5,4%. Надо отметить, что в начале 2019 года правительство РК прогнозировало рост ВВП на уровне 3,8%, а Всемирный банк – 3,5%.

Между тем руководитель консалтинговых услуг AERC Асем Хусаинова полагает, что для построения более точных прогнозов требуется длинный временной ряд данных. «То есть непрерывные данные в течение нескольких лет, а не только один определенный год. Это делается для того, чтобы оценить взаимозависимости тех или иных экономических параметров и определить общий тренд экономического роста в долгосрочной перспективе. Чем больше «точек» (данных), тем эффективнее эти оценки и прогноз», – уточняет она.

Причем здесь итоги первой половины текущего года

Вопрос, почему Даленов взял период январь-июль 2020 года, а не итоги хотя бы девяти месяцев, остается открытым. Ну да ладно. Примем за основу именно указанный период.

Как заявил в августе на заседании правительства глава миннацэкономики, ВВП снизился на 2,9%. Правда, забыл указать, по сравнению с каким конкретно периодом. Потом выяснилось, что он имел в виду январь-июль 2019 года. Тогда ВВП вырос на 4,2%. Значит, речь идет о росте 1,3%. При этом производство товаров выросло на 2,1%, в том числе в строительстве – на 6,3%, обрабатывающей промышленности – на 3,8%, сельском хозяйстве – на 2,5%. В противовес производство услуг сократилось на 6,2%, а годовая инфляция составила 7,1%.

Асем Хусаинова объясняет озвученный Даленовым фактор чисто техническими моментами. «Говоря о том, что были использованы отчетные статистические данные о ВВП за 2019 год и итоги развития экономики за январь-июль текущего года, думаю, министр национальной экономики имел в виду, что временной ряд был дополнен этими данными», – поясняет руководитель консалтинговых услуг AERC.

По ее словам, основываясь только на данных за один определенный промежуток времени, невозможно строить прогноз по экономическому росту. «Однако текущие данные позволяют скорректировать долгосрочный тренд экономического развития с учетом сегодняшнего спада деловой активности. Например, можно предположить, что в следующем году нас ожидает рост экономики ввиду эффекта низкой базы текущего года», – подчеркивает Хусаинова.

Оседлала ли лошадь мировая экономика?

Сказать, что мировая экономика как жокей вот-вот понесется галопом, нельзя. Оценки международных организаций сильно разнятся.

Международный валютный фонд ожидает спада мирового ВВП по итогам 2020 года на 4,4%, а не на 4,9%, как прогнозировалось в июне. Но вместе с тем он понизил свой прогноз по росту мировой экономики в 2021 году с прежних 5,4% до 5,2%. Менее оптимистичен Всемирный банк, который согласно базовому прогнозу в 2020 году ожидает сокращения мирового ВВП на 5,2%. Однако в 2021 он ожидает роста в 4,2%. Еще в апреле S&P Global Ratings сменил прогноз развития мировой экономики в 2020 году с роста на 0,4% до падения на 2,4%. В 2021 году, согласно прогнозу, ВВП стран мира вырастет на 5,9%.

Впрочем, руководитель консалтинговых услуг AERC утверждает, что Казахстан участвует в международной торговле и, соответственно, связан с другими странами мирами узами внешнеэкономической торговли.

«За границей есть спрос на наши товары и услуги, поэтому это экспортируется из нашей страны. Мы, в свою очередь, завозим товары или пользуемся услугами извне, что составляет наш импорт. Текущий кризис затронул все страны мира, они также испытывают проблемы с потребительским спросом и деловой активностью в отраслях экономики», – заметила Хусаинова. Это значит, продолжает эксперт, что их внутренний и внешний спрос сокращается

«Соответственно, они начинают меньше импортировать. А их импорт — это наш экспорт, который также идет на уменьшение. И по цепочке это негативно сказывается на нашем внутреннем производстве. Поэтому при анализе роста экономики Казахстана необходимо учитывать прогноз роста мировой экономики, так как от этого будет зависеть, будет ли внешний спрос на нашу продукцию или нет. Таким образом, определяется прогноз по объему (внутреннего) производства», – делится наблюдениями Хусаинова.

О возможностях прогнозирования трендов мировых товарных рынков

По большому счету, нет ничего менее благодарного, чем пытаться угадать, в каком направлении двинутся мировые товарные рынки. В разное время и на разные мотиваторы они реагируют по-разному. Так, по некоторым данным, нефтяные доходы формируют 44 % ВВП Казахстана. Значит, когда речь идет о мировых товарных рынках, самое пристальное внимание надо обратить именно на это сырье. Всемирный банк прогнозирует в среднем $44 за баррель в 2021 году и примерно $41 за баррель в 2020. Ранее в июне он прогнозировал их на уровне $32 в 2020 году и $38 в 202. Опрошенные The Wall Street Journal аналитики считают, что стоимость нефти может превысить $100 за баррель уже во второй половине 2020-х годов. Некоторые даже ожидают, что она «достаточно легко» достигнет $150.

Руководитель консалтинговых услуг AERC еще раз отметила важность тенденций на мировых товарных рынках.

«Она обусловлена тем, что около 70% казахстанского экспорта составляет нефть. То, каким образом складывается ситуация на рынке нефти – например, ценовые войны, решение о сокращении объемов добычи и т. д. – все это напрямую влияет на внутренние объемы добычи нефти и ее экспорт. Это, в свою очередь, влияет на экономический рост. Благоприятные тенденции на рынке нефти позволяют говорить о позитивных прогнозах для Казахстана, и наоборот», – размышляет Хусаинова.